?

Log in

No account? Create an account

mama2mamam


Проект "Мама мамам"

Каждая из нас уникальна, а вместе мы бесценны.


Previous Entry Share Next Entry
Грудное вскармливание. Личные истории участниц проекта «Мама мамам». (часть1)
mama2mamam


Мы – проект о современном и гармоничном материнстве «Мама мамам» @mama_mamam . Что оно для нас? Прежде всего, осознанность выбора. Мы живем в такое время, когда мы имеем возможность управлять своей жизнью, пробовать и принимать, выбирать и нести ответственность за свой выбор. Материнство – это то, что меняет жизнь женщины, при этом современное материнство – это когда и перемены эти происходят осознанно. В нашем проекте есть постоянный состав участников – это четыре мамы: Ирина Филиппова, Евгения Ганиева, Алина Щерба и Ольга Колесникова, - а также есть еще 6 мам, которые пишут для нашего блога на совершенно разные темы, и все мы делаем наш блог популярным и интересным разным нашим читателям. Ведь все мы совершенно разные, и каждая читательница нашего проекта находит что-то близкое ей. Так, мы надеемся, получится и с этой историей. К нам обратился интернет-магазин современной и стильной одежды для кормления Zhu Shop (@zhu_shop, http://www. zhumam.com) с предложением сделать совместную атмосферную фото-съемку. Хотим поделиться с вами результатом, но не только. Участвуя я в этой съемке, мы начали ностальгировать и вспоминать свои истории кормления детей. И вдруг опять поняли, насколько мы разные, как отличаются все наши истории. Мы не могли не поделиться с вами этим. Так как грудное вскармливание – это то, что так важно для женщины. С одной стороны, это так естественно, а с другой – именно в этом вопросе часто так нужна женщине поддержка! Возможно, вы найдете что-то важное именно вам в какой-то из этих историй. В любом случае, мы желаем вам удачи и гармоничного счастливого материнства и осознанных выборов!



Евгения Ганиева (@jenya_ga, соавтор проекта)

Всем привет! Я Женя, мне 33 года, и у меня двое детей. Сейчас моей дочке Алисе 1 год и 5 месяцев. Да, я все еще кормлю, и более того, хочу продолжать это делать, как минимум еще несколько месяцев.Я считаю, что мама на то и мама, чтобы делать все, соблюдая интересы двух сторон: и своей, и детей. Пока грудное вскармливание для меня в кайф, а для Алисы в удовольствие. С чего бы я его должна заканчивать? К тому же это дико удобно! Перелет – пожалуйста, на взлете и посадке – грудь, любые поездки – пожалуйста, не надо париться и заморачиваться чем кормить и чем успокоить. При этом я ратую и за свое удобство. Днем я кормлю сейчас уже не более двух раз. И ребенку, считаю, надо понимать и чувствовать, что помимо маминой груди есть еще много интересного и вкусного. Старшую дочь, Амину, я кормила до 1 года и 3 месяцев. Свернулись мы очень легко. Однажды я проснулась, и вдруг почувствовала, что это только моя грудь, это мое тело, оно только мое. Мы свернулись буквально за два дня, при этом дочка как будто поняла серьезность моего настроя, и не было никаких истерик или стрессов. Но все было, на самом деле, в моей истории с грудном вскармливанием не так уж и гладко. Когда родилась Амина, я буквально с первых дней поняла, что грудное вскармливание – это совсем не так, как об этом пишут в книгах. Роды у меня были сложные, случилось экстренное кесарево, и когда мне принесли ребенка кормить, я вдруг почувствовала, что это совсем не так приятно и красиво, а очень сложно, а самое главное больно! Амина захватывала жадно, сосала активно, а я страдала и корчилась от дикой боли – и в области груди, и в области шва. Дикая, адская боль продолжалась и продолжалась. Я вызывала консультантов по грудному вскармливанию. Они разводили руками и говорили, что проблем с захватом нет, а есть «гиперчувствительность» сосков, и единственный способ - магические 21 день, за которые сформируется привычка, и я перестану чувствовать боль. 21 день я терпела буквально муки, я рыдала в три ручья, а Амина орала, требуя грудь как можно чаще, я же отсчитывала часы, чтобы оттянуть жуткий момент «стыковки», держала мужа за руку. Но у меня почему-то не было мысли о том, чтобы не кормить. Для меня кормить грудью было каким-то обязательным условием материнства. Я поставила себе дедлайн в 21 день. Если на 22 день боли не станет меньше, я возьму бутылку. Но, о чудо! На 22 день я действительно почувствовала себя намного лучше! И потом потихоньку за несколько дней боль совсем сошла на нет. И я очень рада была, что перетерпела, потому что потом я поняла, насколько же кормить грудью удобно и естественно. Мы путешествовали, летали, мы ходили в общественные места, не было никаких барьеров и сложностей – потому что рядом с малюсеньким ребенком всегда было то, что ему большего всего в жизни надо. Когда я забеременела во второй раз, я мысленно уже готовила себя к тому, что мне придется закрыть глаза и пережить эти 21 день. В принципе второй раз все было так же: молоко пришло ровно на вторые сутки, его, как и в первый раз, было хоть залейся, опять было кесарево, и опять была боль. Хотя не такая, как в первый раз, было легче. Но вот наступил 22 день, и я обнаружила, что мне по-прежнему больно. Когда ребенку исполнился месяц, потом пролетел еще один, а боль так и не проходила, я заволновалась и вызвала опять консультанта. Оказалось, что в этот раз Алиса действительно неправильно захватывала грудь. Консультант пыталась мне наладить захват. Потом мы ходили к остеопату в поисках зажимов, которые могли бы объяснить такой захват, вызывали хирурга, который проверял уздечку, еще раз вызывали консультанта, одного, другого… Никто не смог поставить правильный захват. Алиса оказалась из того небольшого процента детей, которые просто скатываются на сосок, захватывают правильно, а потом скатываются. Простите за физиологические подробности… А я опять плакала, злилась, и опять не понимала, почему же, ну почему же все пишут про рай, про связь с ребенком, про божественность момента, но никто не говорит, что грудное вскармливание – очень часто это банально больно и некомфортно для женщины! Помимо боли ведь еще миллион проблем! Молоко течет, приливает, когда хочет, грудь набухает так, что к ней нельзя прикоснуться без боли, спать можно только в лифе с прокладками на груди… Ну правда, какой в этом во всем может быть кайф, опять думала я… Хотя опять бросать не собиралась. Эпиляцию мне тоже больно делать и косметологические процедуры, но я же из-за этого не отменяю их. Так вот про кормление Алисы. Мне еще долго было больно. Кажется, мне и сейчас больно, и я не могу кормить долго за один раз. Но знаете, я этого не замечаю. Боли не замечаю. Потому что вот пройдет эта боль, пройдет, я же не буду кормить вечно. Это очень ограниченный в нашей жизни, конечный момент. Ну, вот еще пару месяцев, наверное, прокормлю, а дальше у моей дочери будут новые задачи, новые открытия, новые интересы, а вот эти сладкие моменты нашего единения и счастья совместного, я буду вспоминать и доставать из картинок своей памяти всю жизнь. Вот вам и мне ответ, почему все пишут о том, как это прекрасно. Потому что боль забывается и уходит на второй план. А остается та самая связь и божественность момента, которая навсегда в моем сердце. А вам всем, кормящие мамы, от всей души желаю терпения и здоровья в этом вопросе, а еще - поддержки и понимания от близких! Мои муж и мама всегда были рядом и всегда говорили: мы поддержим тебя, что бы ты не решила: «Если очень тяжело, бросай, будем кормить смесью и помогать тебе! Если можешь терпеть, терпи, мы будем рядом». И это очень важно! Спасибо им. Наверное, без их поддержки, я, может, все равно не сдалась бы, но мне было бы намного тяжелее.




Ирина Филиппова (@impossibelle, соавтор проекта)

Меня зовут Ирина, мне 32 года, моей дочке Полине 4,5 года. Когда я, не будучи беременной, представляла себя с ребенком на руках, то образ женщины, кормящей грудью, был для меня естественным, но я ничего не знала об этом. Кормление грудью, равно как и беременность и роды, были для меня чем-то непостижимым, но очень желанным. Моя беременность была долгожданной и вопроса кормить грудью или нет не стояло – кормить конечно! У меня было экстренное кесарево сечение и единственное, о чем я переживала, что я не смогу кормить дочку грудью, что у меня не будет молока, что все будет не так… Тогда я еще не знала, что буду кормить Полину до 2,5 лет. Больше всего меня поразило в первые сутки, насколько мать и ребенок настроены друг на друга и как все умно заложено в нас природой. Помню мое первое кормление. Я волновалась – как я объясню дочке, как именно надо брать грудь. Я помнила все теоретические основы захвата соска, но как же я малышке то это объясню?! Каково было мое удивление, когда я почувствовала, что ничего я ей объяснять не должна – она взяла грудь правильно, сосала добросовестно, и на вторые сутки я ощутила всю прелесть налитой груди. Молоко пришло. Невероятное ощущение того, что ты источник жизни и силы для своей крошечной дочки. Были и не приятные ощущения в процессе настройки кормления - массаж груди, который мне делали в роддоме для профилактики застоев, это было больно. Но, уже вернувшись домой, я не делала никаких массажей, мы просто настроились друг на друга с дочкой. Так сложилось, что молока у меня было много. Я всегда сцеживалась после кормления и даже замораживала молоко в специальные пакетики. Самым ценным в процессе грудного вскармливания для меня была невероятная наполненность во время процесса кормления. Помню глазки дочки, которые смотрят на тебя снизу и в них вся любовь. Для меня это было счастье. Так я выражала свою любовь к ней и ощущала свою полноценность как женщина. Конечно, были сложности: приливы, хотелось много пить, несколько раз был лактостаз с температурой. При лактостазе мне помогал массаж в теплом душе, более частое кормление, траумель и капустный лист, как это не странно. Пару раз во время кормления я болела (простуда, отравление), но я не прекращала кормить. Один раз я даже пила антибиотик, но и тогда кормить не перестала. Уже после года я свела кормление в основном перед сном и пару раз днем. Так сложилось, что я почти не кормила дочку после года где придется – по требованию. Это был для меня интимный процесс, мы как правило находились в этот момент вдвоем. Никогда Полина не требовала грудь у меня на людях, никогда это не было для нее манипуляцией или капризом. Конечно, если она болела или случались моменты, когда ей нужна была особая поддержка, то я давала грудь. Очень спасало меня кормление грудью во время перелетов: на взлете и посадке Полина спала, не мешая никому, а я даже позволяла себе бокал вина (это уже после 1,5 лет). Вообще, кормящая женщина - это удобно, так было у меня. Сложно было ночью, кормление могло быть по нескольку раз за ночь. Что такое спать в любом положении, параллельно кормя ребенка, я знаю очень хорошо. Проблемой было то, что Полина на ночь не засыпала без груди, то есть без меня. Ближе к двум годам я, конечно, встречала иногда удивленные взгляды – «ты все еще кормишь?». Но в основном это были врачи или не близкие знакомые, чье мнение меня не влияло. На меня начало давить мое внутреннее ощущение несвободы и, в общем-то, понимание, что грудь в 2,5 года не так уж необходима ребенку. Но я не могла закончить, мне мешало мое материнское чувство вины – я сделаю ей плохо, отказав… Что мне помогло закончить? В один из вечеров, когда у меня был запланирован поход в театр, Поля почему-то раскапризничалась и не отпустила меня, отказалась остаться с бабушкой. Это, конечно, нарушило мои планы на вечер… Я расстроилась. В этот вечер я решила попробовать не дать грудь на сон и посмотреть, что же будет. Конечно, были слезы, капризы, долгое засыпание, но я была полна решимости отстоять свои границы. Еще несколько таких необычных вечеров долгого засыпания, и через неделю я уже радостно говорила, что теперь мои вечера свободны. Я вспоминаю период кормления грудью с теплотой и трепетом, это особенная связь с ребенком и я счастлива, что у меня сложилось все так, как сложилось.



Алина Щерба (@alina_scherba, ведущая рубрики «Книжный салон» #книжныйсалон_мамамамам)

Меня зовут Алина, мне 35 лет, и у меня две дочки 3года и 6,5 лет. Первую я кормила до 1г2мес, вторую - до 2,10г. Написала и сама не верю, что так долго. Кормление грудью по требованию оба раза было очень принципиальным вопросом. Для меня это не столько выкармливание своего ребенка, сколько такой невероятно близкий контакт, единение, а питательная ценность - приятный бонус. Месяца в полтора, как и у многих, у нас произошел лактационный криз. Под давлением бабушки, вырастившей шестерых детей и кучу внуков, я начала докармливать дочку искусственным молоком. Сложно новоиспеченной мамаше не поддаваться панике при постоянных возгласах «ребенок голодный, накорми ты ее уже по-человечески, чего мучить?!!». Длилось это недели две и далось почему-то очень тяжело - я сильно нервничала, а дочка почти не спала. В какой-то момент я удалила всех из дома, давала ей грудь почти круглосуточно, не взвешивая и не ориентируясь на количество сцеженного молока, и все стабилизировалось к моей большой радости. В докорме надобности больше не было. От процесса кормления я, в прямом смысле слова, кайфовала. Холерик по натуре, я лежала без дел по нескольку часов и восхищалась тем, как она сосет - благо дочь предоставила мне это в полном объеме. До года у нее болел животик и ничего совершенно нам не помогало, поэтому она, как говорится, "висела на груди" почти все время. К тому же у нее была аллергия на все, кроме гречневой каши и вареной говядины, любое отклонение от этих двух продуктов давало сильные высыпания на коже. И даже такие ограничения, хотя я большой гурман, не вызвали во мне ни малейших сомнений. Несмотря на то, что многие знакомые пели на все лады о том, что мое молоко страшно вредит ребенку, я кормила с большим удовольствием, не обращая внимания на собственные неудобства. Когда первой дочке исполнилось полгода, я по контракту вынуждена была выйти на работу на 2-3 дня в неделю. И вот как вспомню - сижу я в кабинете, на двух грудях орудует электро-молокоотсос (как-то приноровилась сцеживаться без рук), я стучу по клавиатуре, отвечаю на телефонные звонки и даже принимаю срочных посетителей, укрывшись платком, под мерный звук этой прекрасной машины. Молоко дочка не пила, но я сцеживалась как умалишенная, дабы его сохранить. Года не было старшей дочери, когда меня отправили в командировку в страстно любимую мною Италию. Честно говоря, к этому моменту я была уже сильно физически обесточенной ночными кормлениями, ранними подъемами, пробками, работой и пищевой аскезой. Поэтому рванула я туда добровольно, разумеется, изводя себя муками совести для порядка и жадно заедая чувство вины морепродуктами и запивая вином. Вот я оторвалась там за целый год. Целую неделю, строго по будильнику, удалялась я со всех мероприятий на 20 минут в туалет, чтобы сцедиться. Каждую ночь ровно в три часа я зажигала свет и упорно сцеживала грудь, чтобы сохранить молоко.
Невозможно забыть, когда я вошла домой после самолета в 5 утра, моя дочка уже ждала меня, проснувшись за 15 минут до этого, и ровно два часа она сосала грудь, ни разу не оторвав от меня своего взгляда. Через пару месяцев с большим сожалением я решила свернуть ГВ, потому что стала засыпать за рулем.

Со второй дочерью кормление грудью, благодаря моему консультанту по материнскому искусству, было идеальным. Я ела все, что хотела. Я высыпалась. Мне это доставляло удовольствие. Я ни разу не сцеживалась. Я была абсолютно уверена, что буду кормить долго и что для нас обеих это очень естественно. После года, ближе к полутора, я перестала давать ей грудь в общественных местах, точнее могла дать, могла не дать, то есть сделала это комфортным для себя. К ее двум годам в нашей семье начался тревожный период, и я стала ощущать усталость и желание прекратить. Но так как в ближайшие месяцы нам предстояло три смены места жительства и одно путешествие, в два голоса и гомеопат, и консультант запретили мне категорически заканчивать ГВ до стабилизации обстановки. Младшая дочь у меня психологически очень зависима от смены мест и еды, переездов, длинных дорог. Путешествия перестали быть в радость. И после каждой поездки еще пару месяцев она подолгу сосала ночью, была очень капризной и почти не слезала с рук. Больше полугода я готовила ее к отмене ГВ. Говорила, что вот-вот она станет большой, как все знакомые нам дети, которые совсем, ну нисколечки не сосут, ночью шептала ей сказки вместо того, чтобы дать грудь. Когда-то срабатывало, когда-то нет. Осенью я уже устала настолько, что даже не смогла понять, что ГВ это наше спасение от тревожности и пыталась приучить дочку спать без ночных кормлений. В итоге начались изматывающие безутешные часовые истерики по два раза за ночь. Надо отметить, я стояла на своем героически, пела песни, утешала всячески и не срывалась. Когда, спустя полторы недели такой дрессировки, мой муж не выдержал и закричал, да дай ты ей уже грудь, что же ты над ней издеваешься, я поняла, что просто перестала чувствовать дочку, поставив "свои границы" выше потребностей маленького зависимого родного и безумно любимого мною ребенка. Мне казалось, что она мной манипулирует, и если я сдам свои позиции, так будет всегда. Но, утешив себя тем, что ни один ребенок еще не пошел в школу с грудью во рту, я расслабилась, успокоилась и решила отложить этот вопрос до последнего рубежа - ремонта в нашей квартире. С тех пор прошло пять месяцев. Самое неприятное было в том, что многие считали возможным делать замечания на тему того, что длительное вскармливание – это страшный и непоправимый вред. Даже родственники считали, что я, неученая дурында, пихаю бесконечно сиську несчастному дитенышу, не способному дать отпор. Должна вам сказать, что покончить с ночными кормлениями удалось достаточно спокойно - дочка была уже готова. Вариант с отлучением во время расставания я даже не рассматривала, для меня это недопустимо - это же двойной стресс для ребенка. Поэтому я настроилась морально и выбрала подходящий стабильный момент.
Несколько ночей она еще проверяла мою решимость и требовала, но я без малейших сомнений гладила ее, говорила, что очень сожалею, но не дам. Когда дочка плакала, я проговаривала ее чувства - ты очень хочешь молочко, но его больше нет и не будет, это очень обидно, когда грудь есть, а мама не дает, предлагала воду, рассказывала сказки, а потом она и просить перестала. Сейчас вот я даже не понимаю, почему я такое значение придавала тому, сколько раз за ночь она ест и не наслаждалась тем, что было и молоко, и связь и положительные эмоции. И хочется верить, что мне предстоит еще раз все это прожить.



Алла Перелыгина (@peallka, ведущая рубрики Wellness #wellness_мамамамам)

Меня зовут Алла, мне 32 года, моему сыну Грише полтора года. До рождения ребенка я думала, что грудное вскармливание - это легко, просто и естественно. И, когда в дальнейшем это оказалось в моем случае не так, это стало дополнительным стрессом. Так получилось, что ГВ началось у нас только дома, на вторую неделю после рождения малыша. В роддоме он находился в интенсивной терапии сначала под капельницей, потом, когда смог есть самостоятельно, его кормили смесью из большой такой соски. Естественно, когда дома я предложила ему другую еду, он ее не понял – принцип сосания груди и соски различается. Плюс появилась проблема нехватки молока, т.к. с самого рождения малыш не стимулировал его появление. С помощью молокоотсоса я пыталась поддержать лактацию, пока сын был в роддоме, но этого объема, конечно, было недостаточно для ребенка.
Я пользовалась услугами профессионального консультанта по грудному вскармливанию, которая расписала нам пошаговую схему отучения ребенка от кормления из соски и приучения ребенка к груди. Смысл в том, чтобы постепенно уменьшать объем еды из соски и увеличивать время на груди. Но когда ребенок неправильно захватывает грудь и спит, а не сосет, это была еще та задачка накормить его. На фон проблем с питанием, ребенок не набирал вес. И днем и ночью мы взвешивали мокрые памперсы (кто в теме, тот поймет), чтобы отслеживать динамику по весу. Из соски же он сосал в любое время суток и в любом состоянии, но задача была уйти от этого. Чем я только не пользовалась для улучшения лактации – и чай с молоком, и травяные чаи и нон-стопом молокоотсом. Только в моем случае это кроме стресса и отчаяния, ничего не приносило. Ребенок был единственный, кто реально мог влиять на лактацию, на парень любил больше поспать, чем потрудится с едой. Для меня очень важно было дать ребенку максимум грудного вскармливания. В эмоциональном плане это был, конечно, космический процесс, который невозможно описать словами. Видимо, это и придавало сил бороться дальше за ГВ. Видя, как я мучаюсь и переживаю круглые сутки, близкие начали уговаривать бросить все это, перевести ребенка целиком на смесь и спать спокойно. Приводили примеры, как дети тети Маши выросли на смеси и вон, какие замечательные. Но меня это не успокаивало, а, наоборот, добавляло решимости бороться до последнего. Хотелось как можно дольше давать ребенку самое полезное для его здоровья. Такое «грудное вскармливание» у нас закончилось в 5 месяцев. Процесс отлучения прошел гладко, наверно, потому, что и привыкания к ГВ до конца у нас так и не случилось. Для меня это до сих пор больной момент. До рождения Гриши у меня не было четкой установки кормить до трех лет. Хотелось максимум естественности и кормления до тех пор, пока ребенку это было бы нужно. Но получилось, как получилось, я стараюсь не винить себя и утешаю, что хотя бы 5 месяцев ГВ у нас было.



Читайте далее во второй части!